Flatik.ru

Перейти на главную страницу

Поиск по ключевым словам:

страница 1

М. А. Мирзоян




Изучение повести В. Г. Короленко «В дурном обществе».


Повесть В. Г. Короленко – одно из наиболее трудных для детского восприятия произведений в курсе 5 класса. Правда, сюжет ее интересен пятиклассникам, герои вызывают сочувствие, идея добра и милосердия понятна и близка. Поэтому им нетрудно следить цепь событий и размышлять о взаимоотношениях героев повести. Однако цель уроков литературы всегда имеет в виду необходимость поднять читательское восприятие произведения до уровня авторской точки зрения. Приглашая учеников обнаружить и понять авторское отношение к событиям и героям, учитель должен быть готов к преодолению серьезных проблем. Конечно, уровень сложности, предлагаемый конкретным ученикам, должен учитывать их возможности. В дальнейшем изложении системы уроков мы постараемся обращать внимание на вариативность некоторых вопросов и заданий.

Скажем сразу, что сверхзадача наших уроков – привести учеников к пониманию смысла названия повести. В самом деле, почему повесть об отношениях Васи с отцом и «детьми подземелья» называется «В дурном обществе»? И почему в тексте (за исключением тех случаев, когда об этом обществе говорит старый Януш) словосочетание «дурное общество» употребляется в кавычках, а в названии – без?

Эти вопросы могут прозвучать в классе в самом начале разговора о повести как установка на ее анализ, задающая направление коллективного поиска.

Первый урок («Княж-городок и его достопримечательности») начинается с краткого рассказа учителя о В. Г. Короленко и чтения статьи учебника. Приводим примерное содержание рассказа учителя.

Владимир Галактионович Короленко родился 15 июля 1853 года на Украине, в Житомире, в обедневшей дворянской семье. Его отец был судьей и отличался необыкновенной, для многих непонятной, безукоризненной честностью.

Наверное, под влиянием отца еще в раннем возрасте возникла у Короленко острая жажда справедливости и стремление к гармоничным, братским человеческим отношениям. Но будущий писатель никогда не хотел быть судьей – он мечтал стать адвокатом. Правда, этой мечте не суждено было осуществиться: Короленко не получил юридического образования и не стал профессиональным защитником. Зато можно без преувеличения сказать, что он стал народным заступником. Сам осужденный властями, ссылаемый из города в город, он был человеком-легендой, «Короленко-королевичем» (почти как в сказке!), который защитит от несправедливого суда, примирит враждующих, накормит голодных. Если бы В. Г. Короленко жил в наше время, мы назвали бы его правозащитником, потому что принципиальное и твердое отстаивание человеческих прав было главным делом его жизни. Он добивался освобождения несправедливо осужденных, организовывал приюты и детские дома для тысяч детей, в годы гражданской войны помогал военнопленным... Он мечтал, «что со временем насилие всякого рода исчезнет и народы, как и отдельные люди, станут братьями». Однако реальная жизнь не могла найти оправданий перед судом этой мечты.

Короленко считал, что большинство бед и лишений людских происходят из-за несправедливого устройства человеческого общества, из-за отсутствия в нем согласия. Он надеялся, что само слово – общество – подскажет людям, что в человеческой общности не должно быть никакой вражды, никакого раздора, что только в дурном обществе дети и старики могут умирать от голода, люди одной национальности унижаться и даже уничтожаться людьми другой национальности...

Когда Короленко умер, в петроградской писательской газете был опубликован некролог: «Русская литература осиротела. Умер последний из тех, кто, стоя в ее рядах, стоял над нею. ...Для нас он больше, чем писатель: он был живой совестью литературы, воплощением ее достоинства, ее жизненной значительности, ее чести... Каковы бы ни были испытания, легче было жить при мысли, что где-то вблизи на нашей земле жив этот брат, живет и действует и противится злу... деятельный и деловитый поборник правды, всегда готовый встать на ее защиту».

Далее на уроке звучат приведенные выше вопросы (Почему повесть об отношениях Васи с отцом и «детьми подземелья» называется «В дурном обществе»? Почему в тексте (за исключением тех случаев, когда об этом обществе говорит старый Януш) словосочетание «дурное общество» употребляется в кавычках, а в названии – без?) Ученики (которые уже прочитали всю повесть) высказывают свои предположительные ответы. Сообщив, что более глубокие и осмысленные ответы на этот вопрос прояснятся в ходе уроков, учитель обращается к домашнему заданию к первому уроку и предлагает ученикам совершить прогулку по Княж-городку. В хорошо подготовленном классе эта прогулка может приобрести форму коллективно проведенной экскурсии, в менее подготовленном – ученики опишут отдельные картины, которые возникали в их воображении при чтении первой главы. И в том, и в другом случае учитель должен помочь пятиклассникам воссоздать настроение первой главы, понять причины «исторической розни, разделявшей некогда гордый панский замок и мещанскую униатскую часовню».

Уныние и разрушение царят в Княж-городке. Как же иначе, если «лучшим архитектурным украшением города» является тюрьма – самое прочное и «надежное» здание? Примечательно, что это «украшение» не описывается автором. Каким видит его читатель? Почему именно тюрьма не подверглась разрушению? Ясно, что в городке, где все пребывает в раздоре, тюрьма становится символом разъединенности общества, напоминаниет о судебной власти (неслучайно в тексте дважды появляется молчаливый будочник), изгоняющей людей из общества. Важно обратить внимание учеников и на то, что объединяющая некогда людей униатская часовня давно заброшена, и «вместо гулкого с высоким тоном, медного колокола, совы заводили в ней по ночам свои зловещие песни». «Апофеозом» разделения людей в Княж-городке стали «преобразования» старого Януша, решившего отделить овец от козлищ. «Овцы, оставшиеся по-прежнему в замке, помогали Янушу изгонять несчастных козлищ, которые упирались, выказывая отчаянное, но бесполезное сопротивление», – пишет Короленко. Эти строки повести требуют комментария, который мы приводим ниже. Учитель (в зависимости от уровня подготовки класса) может использовать этот комментарий в той мере, которую сочтет целесообразной, или не использовать вовсе.

Об отделении овец от козлищ написано в главе XXV Евангелия от Матфея. Приводим строфы 31 – 46 этой главы:



31 Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей,

32 И соберутся перед Ним все народы: и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов;

33 И поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по леву.

34 Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: «приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:

35 Ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня;

36 Был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне».

37 Тогда праведники скажут Ему в ответ: «Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили?

38 Когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели?

39 Когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?»

40 И Царь скажет им в ответ: «истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне».

41 Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его:

42 Ибо алкал Я, и вы не дали мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня;

43 Был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня».

44 Тогда и они скажут Ему в ответ: «Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?»

45 Тогда скажет им в ответ: «истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне».

46 И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную.

Сортируя людей, Януш совершает «переворот», который имеет «решительно аристократический характер». Он оставляет в замке только «добрых христиан, то есть католиков, и притом преимущественно бывших слуг или потомков слуг графского рода». Соотнесение текста повести с Евангелием помогает понять горькую иронию Короленко, его обличительный пафос, за которыми обнаруживается вопиющая извращенность общественных устоев.

Завершая первый урок, учитель предлагает вопрос: «Почему изменилось отношение Васи к старому замку и к Янушу?»

На дом ученики получают задание подготовить подробный рассказ об одной из «проблематических натур»: о «профессоре», Лавровском, пане Туркевиче или о Тыбурции; представить и описать картину, на которой изображен избранный герой.

Второй урок («Проблематические натуры») посвящается второй главе повести и начинается с рассказов учеников о «проблематических натурах». Эти рассказы должны стать продолжением разговора, начатого на первом уроке, т. е. должны свидетельствовать о неправильной, извращенной жизни городского общества. Подготовить такие рассказы пятиклассникам непросто. Поэтому работу на уроке надо рассматривать не столько как контроль выполнения домашнего задания, сколько как обучение пятиклассников подробному пересказу с использованием авторских средств выразительности. К примеру, рассказ о «профессоре» должен содержать такие авторские сравнения, как: «Бедный старик... взмахивал руками, точно подстреленная птица...» и «...в воздухе, точно удары кнута, хлестали все те же крики...».

После ученических рассказов учитель предлагает подумать над следующими вопросами:



  1. Что «развлекает» обывателей в каждой из «проблематических натур»?

  2. Кто из проблематических натур более других «развлекал» обывателей? Почему?

  3. Что заставляло горожан бросать свои обыденные дела и следить за «судебными заседаниями», которые разыгрывал пан Туркевич?

  4. Что отличает пана Тыбурция от других «проблематических натур»? Как относятся к нему обитатели городка?

  5. Кому сочувствует и что обличает Короленко, рассказывая о «проблематических натурах»?

Завершая урок, учитель предложит вопрос, ответ на который очевиден: «Был ли Вася среди обывателей, развлекавшихся при виде страданий проблематических натур Конечно, нет. Но почему мы так уверены в этом? Конечно, вторая глава написана фактически от третьего лица, что уже само по себе свидетельствует об «отсутствии» Васи. Но есть еще одно основание нашей уверенности. Мы уже знаем о Васе что-то, и это наше знание не позволяет нам сомневаться в том, что Васю не могли развлекать несчастья и страдания людей.

Дома ученикам предлагается перечитать главы 3, 4, 5 и описать диптих, на одной из картин которого Вася изображен рядом с отцом, а на другой — рядом с Валеком и Марусей, и дать название своему диптиху.

На третьем уроке, в центре внимания которого находится Вася – главный герой повести, обращаемся к главам 3, 4 и 5. Мы объединяем эти главы в одном уроке, чтобы, с одной стороны, соотнести отношения Васи с отцом и с «детьми подземелья», а с другой — пережить вместе с героем те образы и впечатления, которые, ложась «на душу яркими пятнами», готовят дальнейшие события повести и наполняют смыслом одну из ключевых фраз текста: «Повязка с глаз моих спала».

В центре третьей главы «Я и мой отец» два эпизода, два вопроса отца («Ты помнишь матушку?» и «Что нужно?»), ответы на которые для судьи остаются закрытыми, хотя и присутствуют в тексте повести. Четвертая и пятая главы как будто отвлекают нас от темы третьей. Но пятая глава «Знакомство продолжается» (смысл названия которой можно понимать широко, имея в виду знакомство героя не только с Валеком и Марусей, но и с собственным отцом) заканчивается абзацем, возвращающим читателя к этой теме и свидетельствующим о тех изменениях, которые произошли благодаря новому, полученному от Валека, знанию об отце: «Все это заставило меня задуматься. Валек указал мне моего отца с такой стороны, с какой мне никогда не приходило в голову взглянуть на него: слова Валека задели в моем сердце струну сыновней гордости; мне было приятно слушать похвалы моему отцу, да еще от имени Тыбурция, который все знает; но вместе с тем дрогнула в моем сердце и нота щемящей любви, смешанной с горьким сознанием: никогда этот человек не любил и не полюбит меня так, как Тыбурций любит своих детей». Так фрагмент повести, который мы выделяем для разговора на третьем уроке, получает свою смысловую и композиционную целостность.

Начинаем урок с тех картин диптихов, на которых изображены Вася и его отец. Все картины учеников, представляющие первую часть диптиха, рисуют разлад в отношениях отца и сына, их одиночество. Самым выразительным эпизодом, к которому обращается большинство учеников, является эпизод в саду: «Один раз, когда, сжав руками голову, он присел на скамейку и зарыдал, я не вытерпел и выбежал из кустов на дорожку, повинуясь неопределенному побуждению, толкавшему меня к этому человеку. Но он, пробудясь от мрачного и безнадежного созерцания, сурово взглянул на меня и осадил холодным вопросом: «Что нужно?»

Мне ничего не было нужно. Я быстро отвернулся, стыдясь своего порыва, боясь, чтоб отец не прочел его в моем смущенном лице. Убежав в чащу сада, я упал лицом в траву и горько заплакал от досады и боли.

С шести лет я испытывал уже ужас одиночества».

Разве правда, что Васе ничего не нужно? Почему он опять, во второй раз, молчит? Попробуем ответить на вопрос отца вместо сына. Ведь здесь, как в случае с первым вопросом («Ты помнишь матушку?»), мог быть внутренний монолог героя. Прочитаем безмолвный ответ Васи на первый вопрос, подумаем, почему сын не отвечает отцу на вопрос, помнит ли он матушку, поможем Васе ответить на второй вопрос.

Итак, в отношениях отца и сына царит молчание и «сознание горького одиночества». А. как складываются отношения Васи с Валеком и Марусей? Ученики предлагают свои варианты вторых картин диптихов, которые комментируются классом и учителем. Затем, если сами ученики не обнаружат важную параллель, присутствующую в тексте, учитель обращает внимание на следующие строки пятой главы: «...чувство щемящего до боли сожаления сжимало мне сердце.

Под влиянием этого чувства я тоже умерил свою резвость. Применяясь к тихой солидности нашей дамы, оба мы с Валеком, усадив ее где-нибудь на траве, собирали для нее цветы, разноцветные камешки, ловили бабочек, иногда делали из кирпичей ловушки для воробьев. Иногда же, растянувшись около нее на траве, смотрели в небо, как плывут облака высоко над лохматою крышей старой каплицы, рассказывали Марусе сказки или беседовали друг с другом.

Эти беседы с каждым днем все больше и больше закрепляли нашу дружбу с Валеком, которая росла, несмотря на резкую противоположность наших характеров».

Сравнивая два фрагмента текста, интересно соотнести и картины природы, которые могут быть воспроизведены в диптихе: пышный, цветущий сад, в чаще которого, упав лицом в траву, рыдает Вася — с одной стороны, а с другой — скромная красота поля, где, растянувшись вместе с Валеком на траве, герой смотрит на плывущие в небе облака.

В процессе работы над описанием картин учитель привлекает внимание учеников и к портретам героев. Поможет в этом статья хрестоматии «Портрет литературного героя».

Завершая урок, учитель обратит внимание учеников, на еще одну параллель, присутствующую в тексте: молчание в отношениях отца и сына красноречиво соотносится с беседами, укреплявшими дружбу Васи с Валеком. О чем же беседовали друзья? («Он часто сообщал мне много нового, о чем я раньше и не думал», - сообщает Вася о Валеке.) Что нового узнает Вася из бесед с Валеком? Обратим внимание на последнюю беседу друзей в пятой главе и на заключительный абзац. «Валек указал мне моего отца с такой стороны, с какой мне никогда не приходило в голову взглянуть на него», - признается Вася. Попробуем описать портрет отца, каким он сейчас представляется сыну. Это задание продолжает освоение теоретической темы «Портрет литературного героя». Его предлагается выполнить дома.

На четвертом уроке нам предстоит работа над главами 6 и 7. В название этого урока можно вынести одну из цитат: «Я посмотрел на своих друзей, точно увидал их впервые», «Нищие... воры... у них нет дома!», «Воровать нехорошо».

Начнем урок с портретов отца, которые создали ученики. Затем сообщим, что так же, как на отца, Вася вскоре после знакомства должен был по-новому взглянуть и на своих друзей. И случилось это среди «серых камней». Два абзаца шестой главы, начиная со слов «Я остановился у входа, пораженный невиданным зрелищем», прочитываются в классе, чтобы облегчить ученикам ответы на вопросы: «Какой новый смысл приобретают в подземелье слова о сером камне?», «почему Вася, оказавшись в подземелье, ощутил на себе и на Марусе невидимый каменный взгляд, пристальный и жадный? Почему взгляд каменный? Почему жадный?» Далее ученикам после подготовки, в процессе которой необходимо выяснить, как меняются интонации собеседников, предлагается прочитать текст в лицах (от реплики Маруси «Валек!» до конца главы).

Последний абзац шестой главы сообщает нам о самочувствии героя после посещения подземелья и соотносится с финалом четвертой главы, который рассказывает о состоянии Васи, вернувшегося домой после первой встречи с Валеком и Марусей. Как и почему изменяется настроение героя и его отношение к новым друзьям? В классе зачитываются следующие фрагменты повести:

Последние абзацы четвертой главы:



«Густые сумерки залегли над Княжьим-Веном, когда я приблизился к забору своего сада.

Через четверть часа я спал уже глубоким сном, и во сне мне виделись действительные черти, весело выскакивавшие из черного люка. Валек гонял их ивовым прутиком, а Маруся, весело сверкая глазками, смеялась и хлопала в ладоши».

Последний абзац шестой главы.



«Я уходил потому, что не мог уже в этот день играть с моими друзьями по-прежнему, безмятежно. Чистая детская привязанность моя как-то замутилась... Хотя любовь моя к Валеку и Марусе не стала слабее, но к ней примешалась острая струя сожаления, доходившая до сердечной боли. Дома я рано лег в постель, потому что не знал, куда уложить новое болезненное чувство, переполнявшее душу. Уткнувшись в подушку, я горько плакал, пока крепкий сон не прогнал своим веянием моего глубокого горя.

Радость знакомства, выразившаяся в веселом сне, не просто замутилась – она сменилась глубоким горем. А впереди - события еще более трагические.

Впереди нас ждет глава, в которой дети играют в жмурки во время грозы; в которой Вася с завязанными глазами натыкается на мокрую фигуру Тыбурция, тот поднимает мальчика вниз головой, и в этот момент в повести появляются слова: «Повязка с глаз моих спала».

Встреча с Тыбурцием, «изнеможенно отдыхавшим после тяжелой роли» становится для Васи еще одним откровением. Попросим учеников найти в тексте главы абзацы, рассказывающие о Тыбурции – хозяине и главе семейства: «Теперь это уже был не тот человек, что за минуту пугал меня, вращая зрачками, и не гаер, потешавший публику из-за подачек. Он распоряжался, как хозяин и глава семейства, вернувшийся с работы и отдающий приказания домочадцам.



Он казался сильно уставшим. Платье его было мокро от дождя, лицо тоже; волосы слиплись на лбу, во всей фигуре виднелось тяжелое утомление. Я в первый раз видел это выражение на лице веселого оратора городских кабаков, и опять этот взгляд за кулисы, на актера, изнеможенно отдыхавшего после тяжелой роли, которую он разыгрывал на житейской сцене, как будто влил что-то жуткое в мое сердце. Это было еще одно из тех откровений, какими так щедро наделяла меня старая униатская каплица». Почему отдыхающий Тыбурций произвел на Васю такое сильное впечатление? Каким мы видели Тыбурция «на житейской сцене» и каким мы видим его «за кулисами»? О какой «тяжелой роли» пишет Короленко? Ответы на эти вопросы предполагают словесное рисование двух портретов героя.

Как изменяется отношение Васи к «дурному обществу» после знакомства и беседы с Тыбурцием? Почему, несмотря на то, что формула воровать нехорошо осталась непоколебимой, Вася остается верен друзьям и чуть ли не в первый раз в жизни обманывает отца?

При ответах на эти вопросы, на наш взгляд, важно не забыть, что отец Васи – судья, вспомнить об «ужасном подозрении», высказанном Тыбурцием в диалоге:



«— А твой отец меня судит, — ну и ты когда-нибудь будешь судить... вот его!

  • Не буду судить Валека, — возразил я угрюмо. — Неправда!

  • Он не будет, — вступилась и Маруся, с полным убеждением отстраняя от меня ужасное подозрение».

Нежелание Васи судить друзей и его способность сочувствовать им, сталкивается (в прямом и переносном смысле) со страхом перед отцом-судьей. Это столкновение очень выразительно представлено в тексте:

«Формула нехорошо воровать осталась. Но когда воображение рисовало мне оживленное личико моей приятельницы, облизывавшей свои засаленные пальцы, я радовался ее радостью и радостью Валека.

В темной аллейке сада я нечаянно наткнулся (выделено автором статьи) на отца».

Так дружба Васи с Валеком и Марусей еще более усложнила его отношения с отцом: «Я дрожал при мысли, что он <отец> узнает когда-либо о моем знакомстве с «дурным обществом», но изменить этому обществу, изменить Валеку и Марусе — я был не в состоянии. На этой тревожной ноте завершается седьмая глава.



На дом ученики получают задание перечитать главы 8 и 9, устно ответить на вопросы к восьмой главе: «Почему Януш назван старым филином?» и «Почему Тыбурция так взволновал рассказ Васи о беседе Януша с судьей?» и подготовить выразительное чтение девятой главы от начала до реплики Тыбурция: «Эге-ге!.. мой бедный маленький друг...».

Пятый урок («Решительное объяснение») начинается с краткой беседы по содержанию восьмой главы. Эта беседа подготовлена вопросами домашнего задания. В ответах учеников должны прозвучать их размышления о том, что именно нашептывал старый Януш судье, как и почему именно так реагировал судья на доносы Януша. Объясняя реакцию Тыбурция на сообщение Васи, ученики должны прокомментировать монолог Тыбурция в конце восьмой главы.

Главным объектом внимания на уроке должен стать эпизод в кабинете отца. Анализ этого эпизода проводится в процессе описания картин, которые особенно отчетливо представляются ученикам при чтении. Чтобы подготовить учеников к этой работе, необходимо воссоздать ситуацию, которая предшествует решительному объяснению отца с сыном. Почему отец запретил Васе отлучаться из дому? Какое тяжелое предчувствие мучает Васю «четыре томительных дня» перед объяснением с отцом? Ответы на эти вопросы, подкрепленные (при необходимости) чтением соответствующих фрагментов текста, послужат переходом к работе над ключевым эпизодом девятой главы.

Затем в классе прозвучит фрагмент главы (от слов «Наконец меня позвали к отцу» до реплики пока невидимого Тыбурция). В процессе чтения ученики постараются зафиксировать в воображении те картины, которые представляются им наиболее отчетливо. Описание этих картин как кадров кинофильма организует дальнейший ход урока.

В процессе описания кадров происходит более глубокое осмысление текста, обсуждаются вопросы, помогающие такому осмыслению. Например, вопрос о том, какое страшное подозрение (или уверенность?) приводит отца в бешенство и почему так безвыходно положение сына. Ученики хорошо понимают: судью возмущает, что его сын – вор, ведь он уверен, что Вася украл куклу. Вася не может отвести от себя подозрение отца, так как не должен рассказывать о «дурном обществе». Значит, отцу остается только, не требуя объяснений, поверить сыну. Но ведь безысходное горе сына в том и заключается, что отец ему не верит. Отцу-судье нужны доказательства того, что сын не украл куклу. Именно этот факт заставит судью признаться: «Я виноват перед тобою, мальчик, и ты постараешься когда-нибудь забыть это, не правда ли?»

При описании кадров важно обращать внимание на его освещение, на смену планов, звук в кадре и за кадром. Другими словами, перевод литературного текста на язык кино должен помочь читателю понять внутреннее состояние персонажей, их взаимоотношения, обнаружить в эпизоде наиболее напряженные моменты и найти адекватные способы перенесения этого напряжения на экран.

В заключительной части урока внимание привлекается к последнему кадру, когда за открытым окном раздается голос Тыбурция. Ученики предлагают свои варианты решения этого кадра.



Дома ученики письменно отвечают на вопрос: «Согласны ли вы с Тыбурцием, когда он говорит Васе: Может быть, это хорошо, что твоя дорога пролегла через нашу?»

Последний урок («В дурном обществе») начинается чтением второй части девятой главы и беседы по вопросам: «Почему Тыбурций пришел в дом судьи и что рассказал ему?», «О каком Федоровиче говорит отец и почему этому Федоровичу лучше уйти из города?»

Затем внимание привлекается к словам Тыбурция, обращенным к судье: «Малый был в «дурном обществе», но, видит Бог, он не сделал дурного дела...». Ученикам предлагается задуматься над вопросом, почему словосочетание «дурное общество» в реплике Тыбурция употреблено с кавычками, найти в тексте повести другие случаи употребления этого словосочетания и проверить, есть ли там кавычки. Таким образом обнаружатся многочисленные примеры, среди которых выделяются слова старого Януша в начале третьей главы: «Плохо, молодой человек, - вы в дурном обществе!..» Когда интересующее нас словосочетание употребляется рассказчиком (или Тыбурцием), оно всегда в кавычках. Получается, что без кавычек мы видим его только в реплике Януша и в заглавии. Что это значит? Почему отсутствуют кавычки в реплике Януша? Ответ на этот вопрос прост: Януш действительно считает то общество, о котором говорит, дурным. В то время как рассказчик и Тыбурций так не считают. Но почему нет кавычек в названии? Неужели Короленко, как старый Януш, тоже считает Валека, Маруси, Тыбурция членами дурного общества? Конечно, нет. Тогда какое же общество автор называет дурным? И почему он считает это общество дурным? Так мы приходим к пониманию авторской позиции.

Рассуждая с учениками о смысле названия повести, важно донести до них смысл слова общество, обратить внимание на его корень, предложить им назвать однокоренные слова, порассуждать о том, по каким законам должно жить общество. Беседа с учениками должна привести нас к пониманию того, что главный порок дурного общества, о котором пишет Короленко, в его разобщенности, в том, что оно построено по «закону лестницы», а хорошее общество должно строиться по «закону круга».
Завершая изучение повести, просим учеников письменно ответить на вопрос: «Какое общество Короленко называет дурным? Почему?»

Вот пример ученического ответа на этот вопрос:



В. Г. Короленко называет жителей города дурным обществом, потому что они думали только о себе. Они не хотели помочь Марусе, Валеку и пану Тыбурцию.

Наверное, автор и называет повесть от лица Маруси, Валека и пана Тыбурция.

В городе считали, что их общество хорошее, не дурное, а общество пана Тыбурция ужасное и все члены этого общества воры. Но это не так.

И хоть общество пана Тыбурция маленькое, а дурное общество города большое, «дурное общество» больше похоже на общество, они живут дружно и помогают друг другу.

Вопрос, предлагаемый ученикам в конце изучения повести, может быть сформулирован по-другому: «В чем Короленко обвиняет дурное общество?» Такая формулировка вопроса облегчает работу учеников и может быть предложена в «слабом» классе. Приведем примеры ученических ответов на это вопрос:

I. Я думаю, что Короленко обвиняет дурное общество в том, что из-за него умерла такая чистая и маленькая девочка. Она умерла из-за того, что все люди этого городка не хотели объединиться. Они не понимают, что это вовсе не позор объединиться и помочь другим людям.

II. Короленко обвиняет дурное общество в том, что оно, такое сильное и властное, отвергает своих нищих и слабых братьев! У этих людей много денег, порядочно власти. А у Тыбурция и его друзей не было ничего. Ни дома, ни работы, ни даже друзей (кроме Васи) из «нормального» общества. Но Вася, их единственный друг из «нормального» общества, смог сначала сблизиться, а потом и вовсе соединиться с ними.



III. Дурное общество очень разъединено и не пытается соединиться. Оно не хочет понять друг друга и этим еще больше разъединяет все. Общество разъединено на несколько частей: богачи, нищие, судьи. Именно судьи, а не судья, ведь многие судят друг друга. Фактически Короленко обвиняет это общество в нехотении войти в круг. Далее в тетради ученика представлено графическое изображение: лестница, на ступенях которой сверху вниз написаны слова: богачи, судьи, нищие, воры, «дурное общество», рядом с лестницей изображен круг, и написано: «А надо так».


М. А. Мирзоян Изучение повести В. Г. Короленко «В дурном обществе»

Конечно, уровень сложности, предлагаемый конкретным ученикам, должен учитывать их возможности. В дальнейшем изложении системы уроков мы постараемся обращать внимание на вариативнос

176.02kb.

10 09 2014
1 стр.


В дурном обществе

Отец, весь отдавшись своему горю, как будто совсем забыл о моем существовании. Порой он ласкал мою маленькую сестру и по-своему заботился о ней, потому что в ней были черты матери

726.39kb.

12 10 2014
4 стр.


Библиография роман и повести слепые крылья мельницы

Если звёзды зажигают ("Сто тринадцатый"). Повесть//Юность. – 1972. №1; Если звёзды зажигают. Повести. Л.: Лениздат, 1972; Повести. Л.: Лениздат, 1982; Билет в прицепной вагон. Пове

121.31kb.

10 10 2014
1 стр.


Урок внеклассного чтения в 5 классе «Нам не забыть суровых этих лет» по повести Ю. Когинова «Берестяная грамота»

Цели: раскрыть смысл названия повести, привести в систему знания учащихся о содержании повести, рассмотреть образ главных героев, обсудить вопросы, связанные с влиянием войны на су

136.29kb.

08 10 2014
1 стр.


Носырина О. А

Мотив страха в повести «Аполлон и Тамара» М. М. Зощенко и повести «Слабое сердце» Ф. М. Достоевского

128.78kb.

03 09 2014
1 стр.


Конспект урока литературы в 9 классе Учитель: Сорокина Е. П. Образ Башмачкина в повести Н. В. Гоголя «Шинель» Цели и задачи урока

Сегодня на уроке будем анализировать повесть «Шинель», которая завершает цикл «Петербургские повести». Тема нашего урока: «Образ Башмачкина в повести Н. В. Гоголя «Шинель»; словари

65.95kb.

27 09 2014
1 стр.


Урок литературы в 5 классе «Он был вовсе не злой, а просто озорник…»

Оборудование: текст повести, Microsft Power Point, иллюстрации учащихся к повести, элементы костюма для инсценировки эпизода

46.45kb.

12 10 2014
1 стр.


Дорогие выпускники!

Одно из главных достоинств обществознания как науки изучение множества мнений, теорий, подходов. Обществознание в школе это интегрированный курс о человеке, его месте в обществе и

676.21kb.

25 12 2014
1 стр.